• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: персонификации (список заголовков)
05:45 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Любовь пыталась высосать из пальца вдохновение. Не получалось совсем, просто никак, хоть вой. Можно было встать со стула и пойти куда угодно – хоть гулять , хоть в ночной клуб, хоть в гости к кому-нибудь, но все это вдохновения не прибавит. Разве только поможет скоротать еще один день ее жизни, серой и беспросветной, как…
- Бес-смыс-лен-но, - любовь кинула в стену доверху наполненную тушечницу. По обоям растеклось огромное черное пятно. – Что я вообще здесь делаю?
Любовь встала, потянулась и подошла к окну. Гусиное перо с каплей туши на конце, осталось лежать на нетронутом белом листе.
- Что такое любовь без вдохновения? Бытовуха? Приготовь мне борщ, дорогая, и купи водки, я сегодня задержусь на работе?
Любовь влезла на подоконник и, не глядя, шагнула вниз.

Суицид, как всегда, появился в последний момент и успел только ухватить падающую любовь за лодыжку. Раздалось звучное «Бамс» от соприкосновения лба с чем-то железным, видимо, сушкой для белья. Суицид виновато ойкнул и втащил безвольно обвисшую любовь обратно в квартиру. Она была без сознания, на разбитом лбу набухала огромная шишка.
- Вот блин, - суицид закусил губу. – Сейчас начнется…
И точно – как только он бережно положил любовь на кровать, в дверь постучали.
- Входите, не заперто, - обреченно произнес суицид, прекрасно зная, что тот, кто там стучит, делает это просто из вежливости, которая испарится при первом же взгляде на пребывающую в глубоком обмороке любовь.
Дверь открылась и вошел смерть. Суицид вполне натурально схватился за сердце и начал оседать на пол.
- Так, и что мы здесь имеем? – бодро начал смерть, потом перевел взгляд с суицида на кровать и тихо икнул.
- Это...как она? Как же это?
Смерть робко присел на матрац, подняв краешек простыни, чтоб не запачкать чистое белье уличными джинсами, и положил костлявую руку на разбитый любовин лоб.
- Как она умудрилась-то?
- Из окна вышла, - шмыгнул носом суицид, представляя, что с ним сделает Аня.
- И ты ей не помешал?!
- Попытался, но не успел, я ее за ногу поймал, но она головой ударилась, - путано начао объяснять суицид и вдруг разозлился. – У меня как будто работы мало, только и успевай скакать по всяким придуркам, откуда ж я знал, что это по причине отсутствия вдохновения не очередной упоротый художник , а любовь из окна выходит? Ты сам-то чего приперся, дел других нет, кроме как любовь забирать?
Смерть виновато пожал плечами, думая о том, как бы ему незаметнее сейчас отсюда убраться, чтобы мироздание не обратило внимания на невыполненную работу.
- Вот два придурка, зовите одиночество, быстро! - взвилась тоска, появляясь посреди комнаты и мигом оценивая обстановку.
- Одиночество? – хором изумились смерть и суицид.
- Да, а я время позову, пусть лечат! – припечатала тоска и исчезла
- Вот дурочка, - выдохнуло одиночество, само, не дождавшись пока кто-нибудь выполнит требования тоски, появляясь в комнате и падая на кровать. – Брысь отсюда, оба!
Смерть с суицидом понятливо кивнули и, взявшись за руки, вылетели из окна. После пержитых волнений им срочно надо было выпить.

@темы: Персонификации

02:52 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
- Так, а теперь вопрос: у меня сколько рук?
Рук оказалось достаточно, из чего ирония сделала вывод, что ее подменили. В детстве.
- Страх, твой чай, гармония, твое молоко, ирония, твой салат, ложка и зубчик чеснока для дезинфекции, вы чего такие мрачные, поругались что ли?
Страх и гармония пожали плечами молча, но хором, из чего ирония сделала вывод, что все у них в порядке, просто захотелось немножко помрачнеть, ну так, для разнообразия, дело благое, между прочим.
- А свари мне кофе, пожалуйста, - попросила вдруг гармония. Мужественно сжевав сразу весть чеснок, ирония кивнула и пошла на кухню, не задавая лишних вопросов. В порядке-то в порядке, да не так – чтоб гармония – и кофе? Быть такого не могло. Меняется прекрасная леди, меняется, а страха это напрягает, тут уж ничего не поделаешь, если правда любит, перетерпит да привыкнет, - успокаивала себя ирония, в глубине души прекрасно понимая, что все в этой ситуации намного сложнее.
Кофе в кастрюльке отчаянно кипел.

@темы: Персонификации

07:09 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
- Знаешь, вдохновение, с тобой сегодня что-то кажется не таким, как обычно, - бардак, развалившийся в кресле, укрытом синим гобеленом, пристально посмотрел на что-то, бегающее по подоконнику. Вдохновение, растерянно сжимающее в руке пачку из-под сигарет, только плечами пожало.
- Бардак, и почему ты не куришь?
- Ты, между прочим, тоже, так что бросай это гиблое дело. Тем более что сигареты закончились, на улице дождь, тебе лень, а я не пойду за добавкой. Выпей лучше коктейльчика.
Вдохновение брезгливо скривилось и выкинуло пачку в мусорку.
- Здесь ты прав, конечно, пора прекращать декаденствовать. Знаешь, мы с любовью чем-то похожи в этом плане, только у нее депрессии частые и не всерьёз, а у меня редкие, зато ого-го…- и, смутившись убогостью формулировки, обиженно на весь мир замолчало.
- Ого-го? - фыркнул бардак. – Ага. Ы.
- Как там у вас с иронией? – мрачновато поинтересовалось вдохновение в ответ.
- Пока я ее стесняюсь, но она к этому уже привыкла. Вчера вот секс заходил, жаловался, что мы ему спать мешаем.
- И всё?
- И всё. Что, в конце-концов, еще может делать секс?
- Бардак, ты идиот, - вдохновение подошло к подоконнику и потыкало во что-то пальцем. Что-то возмущенно заверещало и скрылось за холодильником.
- Знаешь, а ты прав. С ним действительно не все в порядке.
- И это прекрасно, - подвел итог бардак, выпутываясь из кресла. Знаешь что, сестренка, пошли-ка в гости к одиночеству сходим. Я буду сидеть в углу и молчать, а тебе там наверняка порадуются.
Вдохновение почувствовало подвох, но предложение было слишком заманчивым, чтобы отказываться от него из-за какого-то там подвоха, поэтому, совместными усилиями отодрав что-то от холодильника они пошли в гости, забыв выключить свет и воду в туалете.

@темы: Персонификации

11:01 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
- Ах, это так романтично – нести банку сгущенки на руках, как любимую женщину!
- Правильно, кого ж нам еще любить, как не ее, родимую, белую, густую, с закосом под макароны…
- Страх, причем здесь макароны? – удивилась ирония, нехотя отрываясь от Диккенса. Где она в повествовании о нелегкой судьбе Оливера Твиста нашла цитату про сгущенку, понять было невозможно абсолютно всем, включая саму иронию. Очевидно, где-то.
- Почему макароны? – вопросом на вопрос ответил страх, заставив задуматься выхухоль, ну просто потому, что задумываться в их компании было больше некому – бардак уныло восседал на спинке кресла, теребя пожилую лысоватую ромашку, гармония привычно висела за окном, сотрясая баллончик с остатками взбитых сливок, ирония вновь углубилась в Диккенса, а страх просто думать не умел. Вот и пришлось бедной выхухоли, как обычно, за всех отдуваться. За всех-всех, и не смотрите, что ирония с гармонией, вроде как, делом заняты – ирония этого Диккенса уже пятнадцатый раз перечитывает, знает все чуть ли не наизусть, а гармония сливки дотрясла до состояния творога, вот только красиво, как раньше, выдавливаться из баллончика их этим не заставишь, сколь бы не была гармония уверена в обратном.
Впрочем, выхухоль привыкла отдуваться за всех, это ей даже льстит, самую малость, но все-таки.
Приятно.

@темы: - сказал Ван Гог и мастерски откусил себе ухо, Персонификации

14:30 

сердитый секс

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Секс висел за окном, с завистью глядя на гармонию. Вот ей, кажется, удобно, да точно удобно, она даже почти не шевелится, точно ненормальная, а он вот нормальный, ай-ай-ай, лучше бы был сейчас в нетрадиционной форме, к ней и крылья прилагаются, и рога с резиновыми перчатками – на всякий случай. Так нет же – мнутся эти двое там, с приятной стороны окна, в теплой кухне, мнутся, да не ломаются, чтоб им так же повиселось!
У секса дома жена, дети, телевизор, ужин из трех блюд с кружечкой пива на сладкое – все, как у людей. Хотел посидеть, отдохнуть, а тут опять эти двое – не дают житья, хоть ты тресни. И главное – опять ведь ничего у них не получится и придется ему возвращаться домой посреди ночи несолоно хлебавши, к остывшему ужину, уснувшей жене и выветрившемуся пиву. Нет, ну так и есть – ирония слезла-таки со стола и ушла в комнату, друзей своих ненаглядных развлекать, а Бардак остался в одиночестве рыбные котлетки дожаривать. Ох уж, будь сексова воля, выдал бы он этой девчонке по первое число за то, что так парня мучает!
Хотя, кто ж его неволит-то?

@музыка: animal джаз - все как у людей

@темы: Персонификации

07:44 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Ирония и бардак жарили клёцки. Нет, чисто теоретически они прекрасно понимали, что с клёцками обычно делают что-то другое, причем, вовсе не из рыбного фарша, но уж больно заманчивой показалась им идея приготовления клёцок. Слово, опять же, красивое.
У бардака постоянно выпадали ложки, ножи и медные чайнички, так что весь пол быстро покрылся слоем рыбного фарша, острого соуса, которым ирония залила все сверху «для пикантности» и почему-то тертого чеснока. Кто и когда успел его натереть, да еще и разбросать по полу – оставалось загадкой.
А гости все прибывали – деваться им было некуда, если дома у иронии кто-то роняет на пол столовый прибор, не зайти к ней оказывается решительно невозможно. Прибывали, заглядывали на кухню, выясняли, что хозяева заняты, клёцки жарить изволят, угукали и оставались в комнате, сбиваясь в группы по интересам. Иронию же интересовали они все, ну а больше всех – бардак, поэтому она нервничала, теребила губу и опасалась даже смотреть на столовые приборы, не то, что брать их в руки, так что ей оставалось только сидеть на столе и виновато созерцать мечущегося по скользкому рыбному полу бардака. Сам, между прочим, все устроил. И вообще...
Ирония вздохнула и слезла со стола.
- Надо бы к гостям выйти. Все-таки. И не думай, что я им нафиг не нужна, это совсем даже не так, они меня все любят, хоть и непонятно за что, вот и ты говоришь, что не за что, а они все равно…
Бардак сгреб ее в охапку и поцеловал, измазав рыбой с острым соусом. Ирония вдохнула, два раза хлопнула глазами и залезла обратно на стол.
Гости, в конце-концов, уже не маленькие. Сами разберутся.

@темы: Персонификации

03:32 

Вдохновение вернулось!

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Вдохновение сидело на полу и нервно курило. Никто не знал, что оно курит, но все об этом догадывались, молча, разумеется, чтоб Вдохновение не обиделось. Обиженное Вдохновение…да все знают, что это такое, нефиг писать про всякие ужасы.
Но сейчас Вдохновение ни на кого не обижалось. Сейчас, в такой унылый и сопливый весенний вечер, задумчивое странное Вдохновение сидело на полу и курило. Курило потому, что ему хотелось курить.
И не то, чтобы даже ничего больше не хотелось. Хотелось есть, погулять, зайти к Любови и напечь ей пирожков, прорисовать в лужах парочку новых отражений…Хотелось всего и сразу, но в первую очередь – курить.
Вот оно и курило. А ничего плохо в этом нет.

@музыка: shirock - new solution

@темы: Персонификации

02:22 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Дверь, приветливо распахнувшись, послушно и с изрядной долей торжества запела Doors, чьей ярой фанаткой являлась с самого появления на свет. Суицид удивленно приподнял бровь и вошел в квартиру, волоча за собой растерянную Аню.
- Чу, слышу голос сестричкиной двери! Неужто у нас гости? – грозно вопросила несчастная любовь, выходя из кухни. – А мы тут мате пьем, присоединяйтесь. Только учтите, стульев нет и никогда не было, если вас это угнетает или вводит в когнитивный диссонанс, материализуйте их сами. Проще всего будет сбегать на помойку за углом, я там вчера видела что-то стулообразное.
- Подожди – подожди, мы не за стульями сюда пришли, а за любовью, - вдруг осознал суицид. – Она дома?
- Не-а, на работе, - ухмыльнулась несчастная любовь. – А я вам не подойду? Ладно, вопрос был риторическим, я и так вижу, что нет. Проходите на кухню.
- А можно мне тряпочку, обувь протереть, а то снимать как-то лень, - попросил суицид.
- Да, в этом проще всю жизнь ходить, не расшнуровывая, - заметила несчастная любовь, с уважением разглядывая суицидовы ботфорты. – Вот тебе тряпочка, бери, и ни в чем себе не отказывай. Проходи, милая, - обратилась она к честно разувшейся Ане. – Тебя как зовут? Меня – несчастная любовь.
- Аня, - представилась девушка. – Говоришь, ты нам не подходишь? Приятная новость.
- Никто меня не ценит, - сообщила несчастная любовь, заходя на кухню и наливая гостям мате. Жалость в углу оживленно встрепенулся, но тут же сник, осознав, что эта жестокая женщина так шутит.
- Ух ты, как вас тут много, - удивился суицид, завершивший процедуру омовения ботфорт. Зайдя на кухню, он встал в дверном проеме и, облокотившись на косяк, с удивлением созерцал благородное собрание. – А мне меланхолия сказала, что любовь гостей не приветствует.
- Она и не приветствует, - фыркнула несчастная любовь, временно возложившая на себя обязанности хозяйки дома. – Ты ее здесь видишь? И никто не видит, смею тебя заверить.
- То есть вы тут без ее ведома собрались? – фыркнул суицид.
- Да нет, еще недавно она радовала нас своим обществом, - улыбнулся ужас. – Но ей нужно порой выполнять свои обязанности.
- Да какие там обязанности! – отмахнулась несчастная любовь, возвращаясь на печку. – Просто мы ей надоели, и она сорвалась за сигаретами погулять. Ну, проветрится и вернется, наверное, с ней случается порой.
- Иногда она возвращается! – провозгласило воспитание и зевнуло.
- Суицид, а почему это к тебе меланхолия приходила? – в голосе жалости сквозил неподдельный интерес.
-Да у нее там какие-то дела с переменами в жизни, вот она и пыталась меня в свои проблемы втянуть. Ну и заодно, что удивительно, дала дельный совет – наведаться в гости к любови.
- Зачем?
- Потому что она ко мне в гости не наведывается,- отрезал суицид.
Все задумались.

@темы: Персонификации

03:51 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
А в четверг они взяли напрокат мопед и поехали на нем куда-нибудь. Вообще-то изначально Аня выдала некий вдохновляющий конечный пункт, но метров через пятьсот, когда суицид в очередной раз радостно завопил на особо крутом повороте, призналась, что пункт этот существует исключительно в её буйной голове. А в крутые повороты Аня входила, не снижая скорости.
- Дорогуша, ты самоубийца, это я в курсе, но лишать мир такого нужного меня несправедливо, – именно это суицид собирался довести до сведения своей возлюбленной после первого поворота, но сразу после него начался восьмиполосный трёхэтажный автобан, и отвлекать Аню от дороги суицид, скажем, постеснялся. А ещё через полчаса он стал, во-первых, доверять Ане, а во-вторых, ловить слегонца непривычный для него кайф. А ещё через пару-тройку часов подобного развлечения они оказались в какой-то совсем уж незнакомой им подворотне. Вокруг были домики, дворики, пункты приёма стеклотары и лома цветных металлов, но при этом ни одного намёка на автомагистраль хоть какого-нибудь значения.
-Милый, хм, в общем, мля…-очень информативно заявила Аня.
Но суицид, как ни странно, понял. Впрочем, чего уж тут странного.
-Мы заблудились, да?- суицид попробовал состроить зверскую рожу, и если бы Ане не было настолько стыдно, она бы обязательно заметила, что у него как всегда не получилось. Но Ане было очень стыдно, поэтому она просто кивнула, изо всех сил пытаясь сдержать слёзы, которые уже до краёв заполнили её карие глаза и теперь собирались все-таки покинуть их пределы.
-Так, Ниагарские водопады отставить, они, водопады, между прочим, пресные, а слёзы нет, будет неаутентично, а мы против китайских подделок, - говорить, говорить, нести чушь, какая под язык попала, все, что угодно, лишь бы это чудесное создание не заревело, - думал суицид и действительно нес чушь, а ещё тащил Аню, нежно приобняв за талию и оставив мопед где-то не очень далеко, но уже в прошлом. В том же прошлом, в багажнике мопеда, остались роллы.
-А куда мы идём?
-Не знаю, но где-то рядом я чувствую кучкование наших, вот туда и идём, то есть пришли,- сказал суицид весьма ощутимо попинывая дверь. - А ну, издай какой-нибудь звучок, миленькая, не видишь, у меня руки девушкой заняты?

@темы: Персонификации

10:14 

К чему-то близимся.

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Стена себе, как стена, ничем не примечательная, из обычных бетонных блоков. Стояла, никого не трогала, как и положено приличной стене, воспитывавшейся в достаточно благополучной семье. А потом, вчера вечером, здесь появились ирония, выхухоль и большая спортивная сумка, доверху набитая спреями, из-за чего обыкновенная, серая стена раз и навсегда прекратила свое существование.
Ирония хотела нарисовать просто небо, по которому бегут просто облака, а под просто небом – просто лес, по которому гуляет ветер. Просто ветер. С небом и облаками все прошло гладко, а вот лес проявил в вопросе изображения себя некоторую самостоятельность, или ее выхухоль проявил, теперь уж не разберешь. Как бы то ни было, лес вышел уж больно лесополосистый и с домиками. Домики походили на шишки, в первую очередь потому, что росли на деревьях. Как выхухоль умудрился передать этот нюанс - совершенно непонятно, однако при взгляде на картину становилось ясно, что домики именно растут на деревьях. А относительно выхухоля было совершенно непонятно практически все. Собственно, доподлинно известно только то, что он – субстанция реликтовая. Ну, на самом деле, конечно, не только это, еще было известно, что выхухоль всегда молчит, поэтому все забывают, что она – девочка, а еще она сиреневая и любит иронию, как младшую сестренку. И любит рисовать, очень. Вот и нарисовала на стене до шаржеобразности раздраженное одиночество, которое из окна одного домика швыряет стакан, между прочим, с подстаканником (какая расточительность!) в любовь, стоящую на пороге другого домика. А потом еще кого-то нарисовала. И еще. Так на картине, по разным местам, оказались рассажены или расставлены все, кого знает выхухоль, а знает она всех, и всё, вдобавок.
Ирония сидела на бордюрке напротив канувшей в лету серой стены и разливала свой фирменный имбирный «ну не похоже это на чай» по кружкам, по трем. Откуда разливала? Из термоса, вернее не разливала, а раскладывала ложечкой, потому что «ну не похоже это на чай». Третья кружка – для любови, выхухоль сказала, что любовь скоро устанет и непременно захочет ироничного чаю. А выхухоль никогда не ошибается. Вот, а вы говорите, что про нее ничего не известно.
Да, и еще: тому, кто с первого раза скажет мне, какой порядковый номер будет у следующего факта из жизни выхухоли, тому, о-о, тому будет счастье и таз галушек. Не угадали? Ладно, вам-то зачем, вам и так счастье будет. Так вот, факт номер девять: вместо глаз у выхухоли рудименты, поэтому она всех помнит.

@темы: Персонификации

06:44 

Мед, стекло и волосы с разных сторон зеркала

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Изнанка.

Правда. Гармония уже который час выбирала из разлившейся по полу медовой лужи осколки стекла. Закат, чтоб его, скоро стемнеет, а электричества в этом сарае нет и не было – провести как-то никто не удосужился. Это-то ладно, она за годы жизни здесь вполне научилась свечками обходиться, или даже фитилем, воткнутым в масло, вот только все эти чудесные предметы первой необходимости давно сошли на нет, а денег на новые наскрести можно, конечно, но не всегда. Проблема в том, что когда ты поставлена перед выбором – пожрать купить или новую свечку, приоритет почти всегда отдается первому.
Значит, лужу эту убирать в темноте придется, иначе к утру здесь будет не протолкнуться от муравьев, тараканов и прочих нежелательных соседей.
Обидно было до слез – перекопать вчера одинокой старушке весь огород, получить в качестве оплаты трехлитровую банку свежего липового меда, принести это сокровище домой и тут же разбить. Банка разлетелась на такие мелкие осколки, что есть образовавшуюся на полу смесь побоялась даже вечно голодная гармония – попадет такая стеклянная крошечка в желудок – и все, поминай как звали. Необязательно, конечно, но все-таки слишком страшно, да и обидно просто будет умереть из-за собственной жадности.
Задумавшись, гармония слишком быстро провела тряпкой по полу, за что тут же была наказана резкой болью в ладони – довольно крупный осколок перечеркнул ее по всей длине, нарисовав новую линию жизни. Засунув порезанную руку вместе с тряпкой в тазик, полный грязной, липкой воды, гармония принялась, шипя, сматывать в комочек свои выпавшие волосы – весна, период линьки, ими усеян весь пол, что здорово мешает вытиранию меда.
Жизнь – дерьмо. Еще и влюбиться, блин, угораздило в инфантильного придурка, которому и жить-то негде. Так она и сдохнет в этой конуре, прилипнув к полу волосами. Обрезать их, что ли, вон уже, все в меду, как его отмывать-то теперь?
Единственное, что в страхе есть хорошего – с ним не скучно, ну так и с лужей меда на полу тоже не соскучишься, не зря же гармония, хоть и спать хочет зверски, уже три часа с ней на четвереньках…общается.
Вот и за что ей все это?

@темы: Персонификации

12:05 

Мед, стекло и волосы с разных сторон зеркала

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Лицевая сторона

Гармония решительно не понимала, как ее угораздило.
В большой светлой гостиной было тепло, яркие лучи закатного солнца пробивались сквозь витражные двери, окрашивая комнату в пастельные рассеянные тона. Гармония сидела в мягком кресле, обитом светло-бежевым бархатом, и пила черный чай с липовым медом, глядя на мир сквозь завесу светло-русых волос, длинных, гладких и блестящих. Она любила гладить себя по голове – удивительно приятное ощущение, пальцы словно бы растворяются в этом шелковом великолепии – и еще больше любила разглядывать все и всех через эти русые шторы. Очертания предметов размывались, становились более плавными, неточными, слегка даже несуществующими, что очень радовало взгляд и душу.
Гармония обмакнула палец в мед – рядом с пиалой на стеклянном столике лежала маленькая серебряная ложка, но ведь пальцем же гораздо вкуснее! А что неэстетично – так это смотря с какой стороны подходить к эстетике. Страх вот, к примеру, наверняка оценил бы по достоинству то, как гармония, сидя в шелковой сорочке под лучами закатного солнца, слизывает мед с пальца.
Страх, впрочем, многое может оценить, обладая безупречным вкусом – за время их знакомства гармония привыкла уже прислушиваться к его советам в любых областях, и даже не очень обижалась на замечания по поводу ее внешности, как правило, достаточно конструктивные.
Все отлично, все радостно, только вот гармония и страх – слишком странная пара. Интересно, может ли у них быть совместное будущее?
Гармония завозилась, устраиваясь в кресле поудобнее. Все-таки, приятная штука – жизнь, особенно, когда влюбишься, особенно, когда взаимно, правда?

@темы: Персонификации

13:29 

Немного рейтинг.

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Любовь зашла на кухню и плюнула с досады – на полу, сжав в руках неизменно расстроенную гитару, сидел жалость, являя миру очередной шедевр своего поэтического творчества. Субъект этот любовь не просто раздражал, а доводил до приступов неконтролируемой ярости, сопровождаемых швырянием трехлитровых банок с маринованными огурцами из окна и прочими спецэффектами. Беда в том, что жалость постоянно таскался за ее сестричкой, считая, что его появление может как-то улучшить обстановку, созданную несчастной любовью. Прикопать бы его где в темной луже за такие идеи, так ведь нельзя, он тоже порой пользу приносит, а потом – где лужу такую солидную отыскать, неизвестно.
Олеся с высоты своего, точнее, любовиного стола, взирала на жалость…с жалостью, ясное дело, как на него еще взирать? Несчастная любовь, забравшись на печку, слушала песню с неким даже интересом, видать, привыкла и научилась получать удовольствие, она в этом деле мастер.
- О, здравствуй, милая, а мы тут видишь, какие добросовестные лоботрясы – тряпки жжем, смеемся, - заявила сестричка и помахала рукой. – Вот, кстати, о тряпках, занятная у меня недавно вышла история – сижу я, значится, на дубе ветрености, ну том, который она посадить посадила, а забыть забыла, вижу – идут за ручку парень и девушка. Ага, думаю, мои клиенты, чувства проверять пришли. Это, если кто не знает, традиция такая у людей забавная – если двое влюбленных друг в друге не уверены, или наоборот, слишком уверены и помышляют о серьезных отношениях, они приходят в сад ветрености, чтобы посидеть под дубом. Ветреность давным-давно насажала возле одного города всяких оранжерей, развела, как обычно, неизвестных науке плодово-ягодных, а потом, как еще более обычно, куда-то смылась. Плодово-ягодные поотмирали, цветы битву с сорняками проиграли, а дуб остался, ибо чего ему сделается? Ну и, само собой, дуб этот хранит частичку своей хозяйки и ветреность в определенной мере заражает всех.
- Поэтому ты постоянно на нем сидишь, - мрачно отметила любовь.
- Поэтому я постоянно на нем сижу, именно так. Сижу, на губной гармошке играю, а тут проходят эти двое. Ну я, без всякой задней мысли, говорю: народ, айда ко мне трахаться! А они взяли и обрадовались…Оба.
- Что, хотела, по-старинке, мальчика увести, а тут такая незадача? – фыркнула довольная любовь. Она очень радовалась, когда у сестры что-то не получалось – ничего личного, просто работа такая. – И как, удобно на дубе?
- Не очень, - несчастная любовь слегка смутилась. – Вышло у нас все в итоге, как в том анекдоте: не получилось, посмеялись и хватит, так что я вместо этого отдала Юнику губную гармошку – он на ней играет уматно, а Кирка поет. Такой концерт на дубе забацали, земля дрожала!
Любовь фыркнула и достала из кармана пачку сигарет. Сестренкина история ей скорее понравилась, чем нет, а в честь столь редкого события следовало покурить. Впрочем, курила она куда чаще, чем слушала байки сестры, но это в высшей степени не важно, просто приятно, когда у тебя вдруг появляется хороший повод для чего угодно.
- Жалость, ты, вместо того чтобы песни слагать у меня дома, лучше б, не знаю, картошку почистил или еще чем полезным занялся, - любовь чиркнула зажигалкой. Никакой картошки дома у нее, конечно, не было отродясь, но вдруг предложенные перспективы напугают жалость до незамедлительного покидания оккупированной территории?
- Я не умею.
- Кто бы сомневался…
- Вот ты как будто сама умеешь.
- Мне не положено.
- Мне тоже. Лук почистить могу, хоть целое ведро, он артефактен и полезен для глаз, как и все слезоточивое, а вот картошку – увольте. У меня аллергия на пыль.
- Повезло, - едко заметила Олеся. Неплохо она, однако, в компанию влилась. Главное – быстро. Компания, правда, какая-то крайне спорная, но от этого, пожалуй, только веселее.
- Почему?
- Картошку ты не чистишь, полы не моешь, в пустыне первая капля воды – тебе…
- В какой пустыне?
- Да в любой. Тебе какую угодно – Гоби, Сахару или чего поизысканнее, так сказать, менее затертое?
Любовь подумала, что этот сестричкин мате все-таки не просто тонизирующее средство и чего -то для изменения сознания явно содержит – пришла девочка Олеся буквально пол часа назад вся из себя застенчивая, немногословная, а после третьей кружки такие трактаты выдавать начала…Жалость даже заткнулся и начал икать – с перепугу, не иначе.
Любовь, к стыду своему, раздражали столь переменчивые существа. В потаенном уголке души она хотела быть центром внимания и злилась всякий раз, когда в ее окружении росло число претендентов на это место. Такая черта характера любови вовсе не нравилась, но искореняться она не хотела, несмотря на все, вполне серьезные, попытки владелицы выбросить ее на ближнюю помойку. Очевидно, нужно съездить на дальнюю, предложить, что ли, этот занимательный маршрут толпе народу, собравшейся на ее кухне?
Любовь рассеянно хмыкнула своим мыслям и пообещала заинтересованному уголку души рассмотреть их пристально, но чуть позже.
- А еще меня вчера изнасиловали, - вдруг сказала несчастная любовь.
Жалость поперхнулся мате и с ужасом взглянул на нее. Ужас тут же грохнулся на пол и литературно взвыл – он никогда не матерился, такое уж у него было воспитание, незамедлительно грохнувшееся на ужаса сверху, заставив его взвыть повторно.
- Как это? – любовь замерла в крайне неестественной позе под названием «недозалез на холодильник».
- Ну так, - фыркнула несчастная любовь, довольная вызванным фурором и образовавшимся на полу хаосом – ужас и воспитание, пытаясь подняться, уронили на себя еще и жалость, вместе с кружкой и гитарой. Теперь маты были. – Иду по окраине города ночью, выезжает откуда-то из машинка, отстойная такая, с транзитками, за рулем дядя непонятной национальности, мордой вышедший в кирпич. Говорит:
- Девушка, вас куда подвести?
Мне было пофигу, так я ему и ответила, села в машину, а он завез в темную подворотню…
Где логика, братцы – из одной темной подворотни, где он меня подобрал, в другую увозить? Может, она ему ближе, роднее как-то, били его так, к примеру, однажды? Или не однажды.
Так вот, завез он меня туда, вытащил пушку и говорит: раздевайся. А я как разденусь! Не, это я вру, если честно, мне пришлось помяться, испуг изобразить, а то дядя бы не понял, или вовсе сбежал, у меня как-то так было, в смысле не у меня, а у одного насильника неудавшегося.
Дядя мне серьезный попался, крутость свою доказал - в асфальт выстрелял, бедный асфальт, он-то тут при чем, интересно? Я, конечно, определила на глаз, что у дяди макаров однозарядный, но делиться своими наблюдениями не стала.
- А дальше? – абсолютно мертвым голосом спросила любовь. Позу она до сих пор не сменила, чем изрядно веселила свою сестру.
- Что - дальше? Дядя пистолетом помахал, минет сделать попросил, вежливо, разумеется, пистолет он сразу куда-то выкинул, чем меня, между прочим, несказанно огорчил – никакого адреналина, срам один. Смешной такой, знаете – пушку достает, сразу голос злодейский становится, серьезный, капец.
- Что, - говорит, - не ожидала?
Конечно, дядя, никак нет, думала – ромашки нюхать повезешь в четыре утра. Глупый, но забавный, ничего не скажешь, первый мужик, которому удалось меня изнасиловать. Вот.
Повисла тишина.
- И ты так просто об этом говоришь? – жалость шмыгнул носом.
- Зашибись, сидят они все и смотрят на меня с укоризной, - чуть сердито фыркнула потерпевшая, насыпая в кружку мате. – Вы еще скажите, что не скорбеть в такой ситуации просто неприлично с моей стороны.
- Не скажем, - вздохнула любовь. – Просто мы волнуемся за тебя. Не знаю, как я пережила бы такое.
- Вредно воспринимать что-либо всерьез, - отмахнулась несчастная любовь. – Особенно то, что тебе не нравится. Сиди почаще на дубе ветрености, сестренка, хоть раз, блин, на нем посиди, тебе польза будет, а мне – облегчение.
- Почему облегчение?
- Да волнуюсь я за тебя потому что. Случится что не то, пойдешь ведь и повесишься, а я тебя люблю, между прочим, вот так, - и здорово смутившаяся несчастная любовь спряталась в кружку.
- Объясните мне теперь, господа, будьте любезны, за какие прегрешения вы столь экстренным образом позвали меня в гости? – вздохнул ужас, в виду воспитания так же, как недавно Олеся, оглядываясь в поисках стула.
Само воспитание, никогда не заморачивающееся подобными вопросами, ковыряло в носу, лежа на полу.
- Это не мы, это он, - извиняющимся тоном произнесла несчастная любовь, указывая на забившегося в угол жалость.
- Но это ведь ужасно! – жалость шмыгнул носом и промокнул слезы рукавом клетчатой байковой рубашки.
- Дурак ты, - фыркнул ужас, устраиваясь на печке рядом с несчастной любовью, на той плитке, где только что грелась вода – он очень любил тепло. – А ты молодец, - и он погладил несчастную любовь по голове. – Точно не моя клиентка. Сделай, если не сложно, мне этого вашего странного чая, буду очень благодарен.
- С удовольствием, - растерянно улыбнулась в ответ несчастная любовь. Ужас – личность серьезная, комплименты просто так не расточает никому, да и не просто так, собственно, тоже. А какой он красивый…
Замечтавшаяся несчастная любовь сделала лужу на тумбочке – перелила кипятка в ужасов мате. Ее сестра на холодильнике сдавленно хихикнула.

@темы: Персонификации

06:03 

Песня жалости

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
А дни не рвутся за тебя сражаться –
К чему им ты, с такой довольной рожей?
Прости, но ты привыкла оставаться
Не с теми, кто тебя оставить может.

И я не буду провожать твои мысли
В последний путь, когда они уйдут в небо,
Не стану перечитывать твои письма,
В которых ты твердила, что меня нету.

Мало слов дождем на землю брошено,
Мало песен про тебя придумано,
Если хочешь постоянно большего
Уходи. О чем опять задумалась?

И я не буду провожать твои мысли
В последний путь, когда они уйдут в небо,
Не стану перечитывать твои письма,
В которых ты твердила, что меня нету.
А можно просто сесть на холодильник,
И долететь на нем до края света.
Ты самый перепаханный могильник,
В котором захоронен я до лета…

@темы: Персонификации

12:50 

Какие-то люди...

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
07:40 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Десять минут еще не уползли окончательно с той полочки, на которую их поставила несчастная любовь, а в дверь уже позвонили.
- О, любители массажа подтягиваются, - порадовалась она, открываясь. Дверь любила веселье и пьянки, только их от хозяйки не дождешься, а еще обожала петь и танцевать, из-за чего ей приходилось постоянно смазывать петли оливковым маслом – любое другое дверь считала смертельно опасным для фигуры и с негодованием отвергала.
На пороге стояла девушка – черноволосая, бледная и очень худая. В руках она нервно крутила полиэтиленовый пакетик с травой.
- Ух ты! – не на шутку обрадовалась несчастная любовь, разглядывая гостью. – В кой-то веки на меня повелись незнакомые девушки, это надо отпраздновать.
- Меня Олеся зовут, - тихо сказала незнакомая девушка, вжимаясь в косяк. – Я просто в чайне работаю, у меня мате дома много, поделиться не сложно…Мне не надо эротического массажа, я так, а то его нельзя долго хранить…- и она, окончательно смутившись, замолчала и уставилась в пол, по которому, двигаясь в направлении выхода, как раз проползали десять минут.
Несчастная любовь ойкнула и одним движением подскочила к Олесе.
- Давай хоть вместе попьем, - предложила она, хватая гостью за рукав и почти насильно затягивая ее вглубь квартиры. – А массаж я могу и обычный сделать, не эротический, а лечебный, я с ним дружу. От массажа вообще еще никто не умирал почти никогда, лишним, во всяком случае, точно не будет, явно ведь у тебя хоть какая-то мышца, да болит, правда? – и она посадила гостью на стол, заваленный решенными задачами, оставшимися от последнего любовиного приступа вдохновения, а сама стала готовить важные для чаепития вещи, кипяток, к примеру.
- Привет, - улыбнулась любовь, заходя на кухню. Олеся ей понравилась – красивая. – Не обращай внимания на это взбалмошное чудо – она всегда такая, ей по штату вроде как положено. Спасибо, что откликнулась на нашу просьбу, это редко случается.
- Обычно говорят – в наше время, - неуверенно улыбнулась Олеся, слезая со стола и оглядываясь в поисках табуреток, отсутствующих, разумеется.
- С моей точки зрения, сидеть можно на любых более или менее горизонтальных поверхностях, - уведомила любовь, заметив замешательство своей гостьи. – Причем, желательно, с ногами, поскольку так удобнее.
В доказательство своих слов она по-кошачьи легко залезла на холодильник и свернулась там в любимой позе лотоса.
- А что касается нашего времени – чушь все это, раньше было только хуже, как будет дальше, мне не ведомо, но факт в том, что люди медленно, почти незаметно, но все же становятся добрее. Очевидно, им просто стало легче жить, чисто физически, с этим, надеюсь, спорить никто не станет.
- Наверное, - растерялась Олеся, возвращаясь на незаслуженно покинутый ею стол.
- Ввиду отсутствия дома у моей скучной сестрицы тыковок для мате, заваривать его будем прямо в стаканах, - вмешалась несчастная любовь, копаясь почему-то в духовке. - Они, по-справедливости, тоже ничего.
- Попрошу без справедливости, - любовь скривилась, как от зубной боли. – Ты ж ее ненавидишь куда больше даже, чем я, сестричка, а все равно, блин, поминаешь всуе. Не боишься, что в гости нагрянет?
- Боюсь, - несчастная любовь обхватила себя руками за плечи и вполне натурально вздрогнула. Справедливость к ней приходила в облике властной женщины с холодным взглядом, а она таких строгих дам всегда боялась, поэтому стремилась при ее появлении провалиться куда-нибудь сквозь землю. Правда, это ей, как правило, отлично удавалось, но ощущения в процессе приходилось испытывать самые неприятные.

@музыка: korn

@настроение: стремительно улучшающееся

@темы: Персонификации

04:53 

Вопрос: слово "окомплиментила" пишется с одной "к" или с двумя? Филологи, помогите!

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
- Это что за ужас у тебя играет?
- Сама ты ужас! – огорчилась несчастная любовь. Блондинка Ксю, очень интересная девушка, между прочим. Я старалась, десять минут выбирала музыку вроде той, которая тебе нравится, а ты сразу, даже не послушав – ужас. Сама ты ужас, вот ты кто на самом деле.
- Спасибо, - фыркнула любовь, усаживаясь на подоконник. – Окомплиментила, ничего не скажешь. И, к твоему сведению, я люблю другую музыку, слова, которые можно понять, меня здорово угнетают, они, знаешь ли, в большинстве своем тяготы и радости мои воспевают, раздражает жутко.
- Мда, и при этакой нервенности ты еще и со всеми языками знакома, - притворно вздохнула сестра, раскладывая диски по полу. – Как ты с ними общаешься, не понимаю, они ж зануды.
- Да не то что бы, - любовь пожала плечами и огляделась по сторонам в поисках сигарет. – Жить не мешают, сидят в уголке, а главное – как познакомишься с ними, сразу уходят, не нагружают своей компанией.
- Это тебя никто не грузит, у тебя память хорошая, а у меня – как всегда.
- Попрошу без истерик.
Сестры переглянулись и рассмеялись, став на мгновение удивительно похожими. Одна из их старых шуток – истерика всеобщей любимицей, прямо скажем, не была, вот и приходилось не допускать ее появления любыми доступными способами, а это, как известно, сближает.
- Давай мате выпьем, - предложила несчастная любовь, составляя диски в стопочку. Зачем нужно было предварительно раскладывать их по полу, осталось для любови загадкой.
- У меня нет мате. И никогда не было. Я, собственно, не знаю даже, что это такое, но учти, если алкогольное – иди пить его куда-нибудь в другое место, мне тебя пьяной дома не за какие коврижки не надо.
- Вот еще, алкогольное, - искренне возмутилась сестра. – Мате - это трава.
Любовь закашлялась.
- В смысле, для чая трава, чтоб заваривать и пить, - быстро исправилась несчастная любовь. - Тонизирующая. Кажется. Не торкает.
- Ты пьешь что-то не торкающее? – фыркнула любовь. – Не верю. Не твой стиль.
- Обычно я в него абсент зеленый наливаю, - со вздохом призналась сестра. – Но для тебя могу сделать исключение, цени.
- Я конечно оценю, могу даже по прейскуранту, но травы твоей чудесной у нас от этого не появится.
- Подвинься, - потребовала несчастная любовь и, перегнувшись через подоконник, завопила на весь двор:
- Мужики! Кто принесет двум красивым девушкам буквально двести грамм мате, самого обычного, без вы..э, короче, простого, будет награжден эротическим массажем!
- Только не на моей кровати! – возмутилась любовь, едва не свалившись с подоконника.
- На полу! – не растерялась несчастная любовь, добавив, таким образом, в прозвучавшее объявление легкую ноту пикантности и экстрима.
- И все мужчины этого дома тут же бросились сломя голову выполнять твое необременительное поручение, подгоняемые скалками дражайших половин, - скептически хмыкнула любовь и подумала, что неплохо было бы невзначай познакомиться с иронией, наверняка же им найдется, о чем поговорить. Проблема в том, что не только несчастная любовь никогда не приходит просто так.
- Засекай время. Ставлю десять минут.
- Я не азартна. А ты, сволочь, всегда права.
- А то.

@темы: Персонификации

14:17 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Жить с бардаком иронии нравилось, особенно, если учесть, что кроме бардака, ее постоянными гостями были страх, выхухоль, красота и, в последнее время, почему-то, гармония, которой, по слухам, очень даже есть, где жить. Забрала бы страха к себе, а то висит за окном, неприкаянная, даже в гости не заходит. Очередной шедевр стеснительности, блин, такое ощущение, что ирония на фоне этих застенчивых лапушек самоутверждаться пытается - глядите, мол, все, какая я в сравнении с ними веселая и общительная. Если честно, ирония в сравнении с кем угодно выглядела веселой и общительной, поскольку таковой, собственно, и являлась. Какое-то необьяснимое количество интровертов в доме получается, почти что критическая масса.
Выхухоль вон, тоже не болтлива, но ей можно. Всем можно, строго говоря, а то и даже нужно, ну мало ли у кого какие потребности. А к иронии они все просто тянутся, как… Как?
- Бардак, за что вы меня любите?
-Бардак вздрогнул и неожиданно ответил:
- Я не люблю за что-то.
- Ага, значит, любить меня не за что, - обрадовалась ирония, выглядывая в окно. – Потому, что я – мерзкая и противная. Зато, общаясь со мной, вы все, боголепные ангелы, воспитываете силу духа и твердость характера.
Крадущаяся по карнизу гармония хмыкнула и попросила стакан молока.

@темы: Персонификации

06:39 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
Ирония с бардаком играли в карты. Удобный персонаж бардак – пьет только свои коктейльчики, при нем можно не выпендриваться с имбирным пюре – любые опивочки гарантированно останутся нетронутыми.
- Дама. Козырь, - торжествующе выдохнула ирония и с неприкрытым удовольствием сделала глоток хорошего кофе, совсем без пряностей и даже без взбитых сливок. – Бардак-бардак, а почему ты все время молчишь?
- Стесняюсь.
Вот так, коротко и ясно, одно слово в день, больше – излишняя болтливость, попахивает неумеренностью и даже распущенностью, что неприемлемо. Такой уж у нее стеснительный бардак.
- Ну и редиска, - выдохнула ирония, тасуя колоду. – А может, перестанешь?
- Не скоро.
Ну и на том спасибо.

@темы: Персонификации

14:22 

Подожди еще немножко. Скоро буду. Неотложка.
- А ты никогда не слышал, как растет трава?
Бардак сидел в кресле уже третий день, отчего ирония привыкла считать его частью интерьера, молчаливой и неотъемлемой, как и положено. Она вообще ко всему привыкала быстро и с удовольствием, как к хорошему, так и к плохому, а привыкнув, переставала давать какую-либо оценку, справедливо расценивая, что то или иное событие или явление в ее жизни просто есть.
А бардак, интересно, событие или явление?
- Событие, - неожиданно отозвался бардак, прочитав мысли иронии. – Мирового масштаба.
- Катаклизм, блин, - несколько удивленно отозвалась ирония. Удивление было вызвано вовсе не молчаливостью вопроса, на который был получен ответ – мало ли, кто из собирающихся у нее дома мысли читает, выхухоль вот, тоже наверняка может, а красота так и вовсе на скрипке играет, и даже, говорят, умеет бить в бубен – а, собственно, самим фактом того, что бардак заговорил. Неожиданно до крайности. Голос у него, кстати, приятный.

@темы: Персонификации

Дом восходящего солнца

главная